Алексей Миллер: «Раз я директор исполнительный, я должен что-то исполнять»

29 сентября
Алексей Миллер: «Раз я директор исполнительный, я должен что-то исполнять»
До конца года мы продолжим отмечать 20-летие DataArt, регулярно рассказывая о нашей истории и особенностях культуры. Мы собрали большую коллекцию исторических анекдотов от старожилов DataArt и решили поделиться некоторыми из них. Первая история — от Алексея Миллера, который пришел в DataArt еще в 1997 году.

Когда Mail.ru попер и у нас в Петербурге появились десятки сотрудников, мы сняли офис на Серпуховской, 10 — в очень красивом особняке с высокими потолками, лепниной, зеркалами. Это был пик нашего наивного состояния, когда идей, работы и денег было много. Кроме расширения, мы стали формализовываться: нам казалось, что, раз мы такая большая компания, нам нужны соответствующие атрибуты. Завилейский сел в отдельный кабинет, завел секретаршу и водителя на черной «Волге». А мне сказали, что я буду исполнительным директором — полусмешной и полупозорный эпизод моей карьеры.

Я в то время был 23-летним мальчиком в драной футболке. Мне было очень приятно, что я буду исполнительным директором, но я понятия не имел, что это означает. Я подумал, что, раз я директор исполнительный, должен что-то исполнять. Пошел к Завилейскому спросить, что я должен исполнять, но Зав мне в ответ только прочитал очень длинный рассказ о философии нашей организации​. Тогда я пошел за советом к более опытному коллеге Вове Габриелю, который сказал, что я должен писать приказы и должностные инструкции. Месяц–полтора я провел за написанием приказов: кто что должен делать, как все должно быть устроено. Все это я складывал у себя на жестком диске. Но потом обнаружил, что я уже полтора месяца пишу приказы, а ничего не происходит. Это был важный урок в моем бизнес-образовании: сама по себе бюрократия без души не имеет шансов на успех, роль начальника не в том, чтобы говорить кому-то, что надо делать, а в том, чтобы помогать людям сообща делать то, что они считают нужным. С тех пор я не написал ни одного приказа и, надеюсь, никогда не напишу.