Burning Man: личный опыт коллег

Burning Man: личный опыт коллег
Фестиваль Burning Man — эксперимент по созданию общества радикального самовыражения — проходит в конце августа в пустыне штата Невада уже больше 30 лет. В этом году там побывали сразу несколько наших коллег. Мы собрали три истории из Харькова, Львова и Нью-Йорка — о том, зачем люди едут в пустыню, как они к этому готовятся, чем поражает Burning Man.

Михаил Постольный, Senior Designer, Харьков

Затраты: $2600 с человека

Проживание: лагерь French Quarter

О билетах

Идея побывать на Burning Man у меня возникла еще в институте, когда я впервые увидел фотографии из пустыни. Но мы с моей девушкой не были уверены, что сможем туда попасть до самого последнего момента. В первую очередь, потому что 30 тысяч билетов (всего на BM собирается около 80 тысяч человек), поступающих в открытую продажу, разлетаются за пять–семь минут. Мы в число первых счастливых покупателей не попали, т. ч. бронировали перелеты, еще не имея никаких билетов на фестиваль. Мои друзья в аналогичной ситуации на Burning Man так и не попали, им пришлось просто гулять по Сан-Франциско. Поэтому мы, конечно, переживали. Кстати, существует две категории билетов: по 500 и по 1200 долларов. Они ничем не отличаются, просто те, которые стоят дороже, в продаже есть всегда. Но 1200 с  человека — это уж очень дорого.

Наш парный костюм, сшитый по мотивам картин Казимира Малевича.

Нам помогла акция Burning express: организаторы разыграли 1000 дополнительных билетов сразу на фестиваль и автобус из Сан-Франциско. Так они стараются убедить побольше народу не ехать на место на своих машинах, чтобы избежать пробок.

О неожиданном

В первую очередь, я хотел посмотреть на скульптуры и инсталляции. Но фестиваль оказался гораздо более сложным, чем я себе представлял. Самым интересным для меня стало утопическое общество, которое люди строят на эту неделю. Одна из идей Burning Man — decommodification — предполагает создание зоны, полностью свободной от рыночных отношений. Въехав на территорию Блэк-Рок-Сити, человек заклеивает все коммерческие логотипы и на восемь дней отказывается от денег.

При этом город, стоящий только на самоорганизации, живет: в нем есть все — от баров и дискотек до детского сада и парикмахерских. Даже аэропорт здесь настоящий — он официально зарегистрирован и принимает небольшие самолеты, на которых прилетают некоторые участники. На Burning Man нет спонсоров, абсолютно все люди строят сами, возможно, поэтому они так бережно относятся к Блэк-Рок-Сити. Трудно представить, что в месте, где собралось 80 тысяч человек, будет так чисто.

Муниципальный аэропорт Блэк-Рок-Сити — 88NV.

В городе есть настоящие больницы, есть рейнджеры — волонтеры, следящие за порядком, и полиция в штатском, которая следят за соблюдением законов Невады. Но заметить их трудно, поскольку свою работу они делают крайне ненавязчиво. Но, например, алкоголь без удостоверения личности в баре вам не подадут.

О лагере

Большинство участников живет в лагерях, с которыми нужно договариваться заранее. На наши письма ответили далеко не все, зато отозвался один из старых лагерей — French Quarter — французский квартал.

Французский квартал — один из лагерей, принимающих virgins — «девственников», приехавших на Burning Man впервые.

Сам лагерь правильнее назвать деревней, он состоит из двухэтажных деревянных домиков, там есть и французская пекарня с круассанами, и винный погребок, и даже рок-клуб. Вообще публичная часть есть у всех лагерей на фестивале — туда может зайти любой участник. Если это бар — его угостят коктейлем, если йога-центр — проведут сеанс йоги и т. д. Поэтому все не только отдыхают, у нас тоже были рабочие смены — мы готовили еду, а еще расписывали какие-то зонтики, которые потом раздавали, тоже, конечно, бесплатно.

Общая схема расходов. Проживание в Сан-Франциско для нас получилось бесплатным — там живут наши друзья.

О людях

Все бёрнеры выглядят очень необычно — все везут с собой специальные «парадные» костюмы, но даже повседневная одежда у всех интересная. Конечно, много эротики: обнаженных людей, украшений, татуировок, но этим все не исчерпывается. В среднем люди на фестивале правда похожи на тех, кого можно увидеть на фотоподборках.

Костюм облака в одиночку я бы сделать не мог, понадобилась помощь тех, кто умеет гнуть алюминиевые профили. 

Среди участников полно народу из Кремниевой долины, это недалеко, и деньги у программистов оттуда есть. Очень много инженеров — от самых рядовых до CEO крупных компаний, художников и музыкантов. Но, на самом деле, обычно тебе просто не приходит в голову спрашивать, кто твой собеседник за пределами Burning Man. Например, сейчас он пекарь, и тебе неинтересно, что во внешнем мире он банкир. Хотя мой друг, кстати, встретил там Илона Маска и успел с ним пообщаться. Понятно, что Маска все-таки и на Burning Man вы наверняка узнаете.

Арткары — одно из главных впечатлений фестиваля. Mayan warrior — один из самых знаменитых, только его акустическая система обошлась в $2,5 млн.

Очевидно, что за 30 с лишним лет фестиваль прошел разные этапы взросления. Наверное, 15 лет назад он был другим, ведь сейчас это огромный проект, приносящий организаторам большие деньги. Но я не думаю, что это плохо — в том числе, это позволяет им поддерживать проект, соблюдая все базовые принципы. Так что это мой Burning Man. Я его люблю.

Марта и Валерий Волковы, офис-менеджер и глава центра разработки, Львов

Расходы: $3500 на человека

Проживание: лагерь Борщ

О мотивах

Про Burning Man мы знали давно, и желание попасть туда было огромным. Очень кстати нас познакомили с Антоном Шевелевым, который уже два года подряд организовывал в пустыне лагерь «Борщ». Когда про фестиваль начал рассказывать он, это оказалось настолько вкусным и ярким, что выбора у нас не осталось.

Гигантские марионетки не первый год приезжают на фестиваль из Испании.

Наверное, каждый человек едет на Burning Man за чем-то своим. Но ты можешь быть уверен, что на месте он это получит. Существует мнение, что Бёрн даст тебе именно то, в чем ты нуждаешься. Для нас этим было, в первую очередь, общение с новыми интересными людьми, невероятное удовольствие от удивительных арткаров и, конечно, атмосфера, которую передать словами невозможно.

О костюмах

Определиться с образами нам частично помогла тематика нашего лагеря «Борщ». Оттуда и венки с вышиванками. Часть костюмов мы шили на заказ, остальные заказывали на Amazon. Хотя теперь понимаем, что не были достаточно хорошо подготовлены. В первую очередь, это касается ночных костюмов. Потому что ночью на Burning Man светится абсолютно все: артобъекты, арткары, велосипеды и люди. Мы тоже светились, но есть идеи, как усовершенствовать образ!

Вообще людей в особенных костюмах на самом деле очень много, и очень многие из них по-настоящему креативные. Есть специальные дни (День пачек или Белый день), когда все, кто хочет, надевают юбки или белые костюмы. Но всё это, в первую очередь, зависит от твоего желания. Были и те, кто с костюмами не заморачивался, и это тоже нормально.

О быте

Мы летели из Львова в Солт-Лейк-Сити через Варшаву и Амстердам. В Солт-Лейк-Сити арендовали РВ (дом на колесах), в котором жили вчетвером. Это очень комфортно: есть душ, туалет, холодильник, плита, микроволновка, посуда. Стоимость аренды на неделю — $1200, плюс к этому после фестиваля машину нужно помыть. Сделать это можно самому (мы бы не советовали) или заплатить деньги за мойку ($400). Еще до приезда на фестиваль нужно потратиться на покупку воды, продуктов и всего необходимого — когда вы попадете в Блэк-Рок-Сити, ничего купить уже не получится.

Нас часто спрашивают не напрягала ли нас пыль. Ответ — нет! Ибо когда ты только заезжаешь в Блэк-Рок-Сити, тебя как новичка посвящают в бёрнеры. Делается это так: ложишься в пыль и делаешь ангелочка, а потом бьешь в гонг. С этого момента ты и пыль — одно целое! Так что никакого  дискомфорта мы не чувствовали. Люди вокруг были дружелюбными, всегда были готовы приютить у себя в лагере, если хочешь передохнуть, пообщаться или переждать пыльную бурю.

Храм — одно из главных сооружений фестиваля — сжигают на следующий день после скульптуры «Горящего человека».

Об атмосфере

На Burning man круто все, что тебя окружает! Можно сказать что сама среда трансформирует твое сознание. Тут и цирк дю Солей (просто так, бесплатно для всех желающих), и Карл Кокс, много людей искусства, руководители стартапов и IT-компаний.

Не можем судить, изменился ли Бёрн и был ли он лучше. Но мы однозначно хотим еще. В этот раз мы уже будем лучше подготовлены и сможем глубже познать фестиваль.

Аксана Левин, HR Manager, Нью-Йорк

Расходы: $2300 с человека

Проживание: Sound camp

О бёрнерах

В этом году мы поехали на Burning Man уже во второй раз. Но еще до того, как побывать на фестивале, я уже была хорошо знакома с бёрнерами — теми, кто на него ездит. Это очень большая тусовка, и собираются они не только в августе в Неваде, какие-то встречи и вечеринки довольно часто проходят по всему миру. Среди этих людей много людей творческих, но, конечно, в повседневной жизни они могут быть кем угодно.

Радикальное самовыражение — один из главных принципов фестиваля — не ограничивается экстравагантными костюмами. На Burning man каждый может вести себя откровенно и экспрессивно, не опасаясь, что кто-то его осудит. Но только при условии, что ты никому не угрожаешь и просто не мешаешь. Очень важное для фестиваля понятие — consent. Думаю, наиболее точно это слово можно перевести как информированное согласие. Никто не может сделать с другим человеком ничего, на что тот не озвучил четкого согласия. Неважно, идет ли речь о том, чтобы обнять прохожего, прикоснуться к чьей-то руке, поцеловать в щеку или сфотографировать кого-то. И здесь никому  не придет в голову, что откровенный наряд или даже его отсутствие — провокация, а не один из способов самовыражения.

С поющими чашами на фоне Храма-2018.

Все общение построено на взаимной симпатии и стремлении помочь другу другу. Люди постоянно дарят подарки. В любой момент тебе могут просто протянуть капли для глаз — вдруг они у тебя сохнут — чем-то угостить, подарить что-то. Это называется Playa gift.

О пустыне

Burning Man нельзя назвать отпуском в привычном смысле слова. Хотя бы потому, что провести восемь дней в пустыне все-таки тяжело. Днем там запросто может быть 35 или даже 40 градусов, зато ночью тебя трясет от холода. Конечно, в течение дня нужно постоянно пить воду, это самое главное: мы заряжали специальные рюкзаки —  кэмэлбеки — и не расставались с ними.

Playa, 2018. На заднем плане крутая инсталляция The Orb.

Время от времени случаются пыльные бури, от которых не очень-то помогают даже специальные маски. Но эти тяжелые условия — тоже часть опыта Burning Man.

О Блэк-Рок-Сити

Мне этот город в пустыне видится настоящим бурлящим котлом, движение в котором не останавливается ни на минуту. Это особенно остро ощущается по ночам, когда весь Блэк-Рок-Сити светится. Люди специально об этом заботятся, поэтому лагеря в темноте выглядят совсем не так, как при свете, и даже круче, чем днем. Но среди этой кипящей жизни ты всегда можешь отдохнуть в своем лагере, немного перезарядиться, потому что постоянно существовать в таком режиме невозможно.

Первая поездка на фестиваль. Playa, 2016 год.

Большинство лагерей, которых просто дикое количество, строится вокруг определенной темы. Все выбирают то, в чем они хороши, и чем готовы поделиться с остальными. Был, например, кэмп москвичей, которые построили в пустыне настоящую русскую баню с березовыми вениками и чаем. Мы к ним ходили и в этом году, и в прошлом. Наш лагерь назывался Sound Camp. По вечерам у нас играли крутые, специально отобранные диджеи, днем проходили звуковые медитации.

За то, чтобы остановиться в лагере, нужно заплатить заранее. Иногда суммы могут быть просто космическими. Но мы за все семь дней заплатили всего 175 долларов, в которые входило и трехразовое питание. Два года назад camp fees обошлись нам в 480. Есть и те, кто живет не в лагере, но это настоящий хардкор. Нужно везти с собой всю еду и воду, думать, где принять душ, будет ли навес над палаткой. Хотя от голода точно не умрешь. Скажем, в каком-нибудь лагере с 10 до 11 готовят блины — значит, когда ты будешь ехать мимо на своем велосипеде, тебя позовут завтракать.

О впечатлениях

В течение дня в лагерях происходит огромное количество событий, воркшопов, тематических тусовок. Ты можешь зайти куда-то наугад и, например, потанцевать или помедитировать. Можешь просто кататься по Плайе и смотреть на инсталляции или зависнуть в той же бане. Об этом трудно рассказывать, потому что перечислить все невозможно. Ты постоянно с кем-то знакомишься, если хочешь, конечно.

На Burning Man все постоянно спрашивают друг друга: «Ты был там-то? Ты уже видел то-то?» Но количество событий такое, что в ответ приходиться отвечать: «Нет. И наверное, туда за эти дня я уже просто не успею». В обычной жизни стольких впечатлений не получить, наверное, за целый год.

Поэтому, когда возвращаешься домой, наступает состояние Burning Man blues, такая депрессия. Ты начинаешь осознавать, что всю неделю находился в городе, построенном искусственно, который возникает в пустыне из ниоткуда и так же мгновенно исчезает. Ты плохо понимаешь, что происходит вокруг теперь, и пытаешься как-то переосмыслить свою жизнь. Но способность радоваться обычным вещам возвращается достаточно быстро.