Удивительное открытие: история DataArt в Воронеже

Удивительное открытие: история DataArt в Воронеже
18 февраля 2019 года к DataArt Voronezh присоединились бизнес-аналитик Марина Кузина и DevOps-инженер Виталий Лобачев — теперь в Воронеже с нами сотрудничает ровно 500 человек. Мы считаем это достойным поводом, чтобы вспомнить, как открывался воронежский центр разработки.

Михаил Завилейский, лидер глобального организационного развития DataArt: «В Воронеж мы с Юлей поехали по личным делам и решили заодно познакомиться с местными компаниями и с группами людей — хотели найти местных субконтракторов, которые, по нашим представлениям, могли решить все наши проблемы. Большинство тех, с кем встретились, оказались скрытными, мутными и непонятными. А потом мы познакомились с Мишей Федоровым, который якобы представлял некую компанию, но на самом деле компанией был он сам».

Михаил Федоров, глава центра разработки DataArt в Воронеже: «До знакомства с DataArt я сидел дома, разрабатывал свои программы. Тогда это модно было называть “shareware” — условно бесплатный продукт. Одна моя программа записывала все, что происходит на экране, вместе со звуком — и из этого генерировался хитрый компактный флэш-ролик, который хорошо пролезал через тогдашние интернет-каналы. Вторая позволяла редактировать полученные ролики — добавлять комментарии, вставлять паузы, переходы, интерактивные задания и т. д. Установив обе, можно было делать учебные материалы, например,  видеоинструкции по использованию программных продуктов.

Пока работа шла, было инженерное счастье, с ней связанное, но поскольку целый год никто денег домой не приносил, семья в какой-то момент напомнила мне, что ее надо кормить. Это меня подтолкнуло наконец выпустить продукты на рынок. Для этого я завел себе сайтик, назвавшись какой-то компанией. Пока ждал, что рынок продукты заметит, а клиенты начнут их покупать, делал маленькие проекты знакомым и друзьям.

В какой-то момент на почту прилетело письмо с вопросом, не хочет ли моя компания посотрудничать с DataArt. Вслед за этим пришло сообщение, что Михаил Завилейский, один из топ-менеджеров компании, прилетает в город Воронеж через пару дней и хотел бы познакомиться лично. У меня было два дня на собрать „коллектив компании“ и найти „офис компании“ — чтобы было, куда пригласить Мишу. Все это я так или иначе нашел.

С Мишей Завилейским встретились в центре города и пешком дошли до „офиса“. Я сразу сказал, что офис не мой и команда тоже не моя, что тут все независимые, но это мои друзья, которые работают над своими проектами. Мы с Мишей познакомились и разъехались. Потом пришло письмо уже с конкретным предложением от DataArt поделать сайт для одного из клиентов. В процессе этой работы я уже начал любить компанию DataArt — за подходы, за то, как все устроено, как все общаются между собой».

Воронежский офисе начинался с 10 человек, 7 из которых с нами до сих пор.

Юрий Кабриц, вице-президент DataArt по разработке: «Миша Федоров приехал в Петербург познакомиться и пару недель поработать в одном из наших проектов. Клиент оказался неторопливым, у него был водопад в смысле методологии разработки: сначала надо было написать подробную спецификацию, обсудить, и только потом сделать. А Миша сел и сделал какой-то компонент, который мы к тому моменту обсуждали два месяца. Клиент очень расстроился, когда увидел, что все уже готово (выяснилось, что он еще не все до конца обсудил) и сказал, что, мол, этого разработчика нам больше не надо».

Михаил Федоров: «По дороге обратно, в Москве я на первую зарплату купил себе горный велосипед — в Воронеже их тогда еще не продавали. Что произошло с клиентским проектом, я тогда, честно говоря, не понял. Подумал, что, наверное, что-то сделал не так, и на этом моя история в DataArt закончилась — я стал продолжать работу на своим проектами. Но спустя небольшое время пришло еще одно письмо: мы, мол, хотели бы открыть офис в Воронеже, и как я смотрю на то, чтобы помочь в этом деле. Я, конечно, был готов».

Елена Федорова, HRM-директор DataArt в Воронеже: «По специальности я врач-невролог. Хотя училась в математическом классе, закончила школу с медалью. Но потом были красный диплом медуниверситета, интернатура по неврологии, работа в скорой помощи. Через некоторое время ушла в первый декрет, который плавно перетек во второй. Сидя дома, стала понемногу помогать Мише: была техническим писателем, тестировала, занималась дизайном. Мы с ним сидели в одной комнате за двумя компьютерами спинами друг к другу. При этом я совсем не собиралась изменять медицине: почитывала умные книжки, ходила на курсы повышения квалификации, чтобы не выпасть из темы. Считала, что IT — мое хобби. Вдруг однажды в нашей жизни появился DataArt, было решено открыть офис в Воронеже, началась беготня по городу в поисках помещения — и в это же время я все-таки вышла на работу в поликлинику».

Михаил Федоров: «Дальше все произошло очень быстро. Офис нашли с трудом. Обзвонили много риэлторов, которые не хотели давать адрес нового офисного здания. Мы обошли пешком весь район и предположительно вычислили этот дом, но там все оказалось закрыто. Зато на первом этаже была аптека. Алена пошла туда купить какие-то таблеточки, но заодно спросила аптекаря, не сдается ли помещение в этом здании. Аптекарь не знал, но знала посетительница аптеки, которая предложила познакомить нас с владельцами. Они оказались удивительными людьми — под честное слово, без всяких договоров выдали нам ключи и сказали, мол, заселяйтесь и работайте. А дама из аптеки, которая нас познакомила, потом много лет работала хозяюшкой у нас в офисе».

Юлия Завилейская: «В Воронеже все начиналось удивительно легко, и больше никогда ничего там легко в смысле инфраструктуры не получалось. Нам как-то очень повезло в самом начале: повезло с Мишей и до сих пор везет, потом повезло с помещением. Мы тогда не очень знали, как запускать новые офисы, но у нас была фраза „слабо замахиваться — только руку отбивать“. Поэтому мы быстренько сняли офис, поставили какие-то столы, что-то привезли из Питера, красоту навели, и на следующий день у нас уже было назначено первое собеседование».

Михаил Федоров: «Через несколько дней приехали Завы. Мы купили два стола, компьютеры, кресла и кофемашину как главный атрибут офиса. Все притащили, до поздней ночи собирали и, как могли, украшали стены».

Елена Федорова: «В еще нежилом офисе мы вешали плакаты, украшали офис флагами. Торт „Наполеон“ нечем было резать, мы стригли его ножницами».

Михаил Федоров: «23 февраля мы на двери повесили объявление, что здесь находится DataArt, и были готовы к приему гостей. Еще до этого я по знакомым рассказал, что 23-го скорее всего все начнется, можете приходить. Видимо, в Воронеже ждали новые IT-компании, потому что сарафанное радио здорово разнесло эту новость по городу, и 23-го числа у нас случился аншлаг из людей, пришедших на собеседование».

Первый офис воронежского DataArt на ул. Пограничной.

Михаил Завилейский: «В самом начале в Воронеже у нас возникла ситуация, связанная с неформальными отношениями. Когда мы там открывали офис, у нас было два конкурента на рынке труда, которые там доминировали. Один из них — Siemens. А второй — местная компания, ведомая воронежским инженером, замом у которого работал темпераментный юрист. Они пришли с нами разбираться как с чужаками. В ответ я произнес пламенную речь, как мы собираемся нести добро и свет. Тогда инженер сказал: „Мы думали, к нам какие-то барыги заехали, а тут интеллигентные люди со светлыми идеями. Не хотим мы с вами ссориться, пойдем отсюда“».

Юлия Завилейская: «Тогда в Воронеж летали самолеты „Як-40“ компании „Полет“. Жаль, ее не стало как раз в тот момент, когда она действительно стала хороша. А тогда от окна морозило, попу пекло, на рейсе в 7:30 утра угощали твердокопченой колбасой, а в бизнес-классе щедро наливали по 100 граммов коньяка.

Сейчас в Воронеже с отелями все как везде: пришли сети, ничего веселого. А вот раньше был отель „Дон“, ведомственная гостиница с обязательным обзвоном командировочных по поводу „дополнительных услуг“, „Арт-отель“ — модная гостиница с подозрительными пианистками, мини-отель „Фараон“, гостиница „Брно“ со стриптиз-кафе. Еще были квартиры с удивительной обстановкой: то ванна в центре комнаты, то кровать с красным балдахином и зеркалом. Воду в этих квартирах, бывало, отключали на ночь и до 6 утра. С учетом того, что улетали мы утренними рейсами, было не слишком удобно. Зато всегда и везде были разнообразные и сытные завтраки».

Юрий Кабриц: «Помню, приезжаю я однажды в Воронеж. Меня заселяют в гостиницу прямо напротив администрации: там паркеты, брежневские коврики, везде скрипучие двери. Прохожу по этим ковровым дорожкам и как только открываю странную полупрозрачную дверь своего номера, звонит телефон. „Интересно, — думаю, —  они меня потеряли, что ли, уже?“ Беру трубку, а мне говорят, мол, не желаете ли развлечься? Такое впечатление, что они видели, что я сумел открыть дверь. Сервис на высоте! Зато когда я открыл кран в ванной, не понял, что происходит: вода была с чем-то черным. Прихожу жаловаться к администратору, а она говорит, мол, понимаете, трубы давно не меняли, все дела. В общем, я так и не рискнул этой водой воспользоваться».

Юлия Завилейская: «На собеседованиях в Воронеже в первый же день мы позвали человек 12. Были Зав, я, Миша Федоров, а Алена бежала к нам помогать, потому что кандидатов надо было хоть как-то принимать. Она торопилась к нам, упала и сломала ногу. Мы собеседуем людей, посреди всего этого Мише звонят, он берет трубку, слушает и говорит нам, мол, извините, я побежал, там Алена, „скорая“. Это тогда выбило Алену надолго, но потом она вернулась к нам уже в роли HR, уже когда офис потихонечку начинал работать».

Михаил Федоров: «Спустя несколько часов я все-таки вернулся, и мы просидели с кандидатами до глубокой ночи. Такой был первый день».

Юля Завилейская: «Когда в офисе появились первые 12 человек, обстановка оставалась напряженной: местная IT-общественность высказывала недовольство появлением конкурента, народ к нам приглядывался. На улице я тогда познакомилась с воронежскими телевизионщиками — так мы попали в выпуск „Самого умного программиста Воронежа“, была такая милая передача, снимала коллег в нашем новом офисе. До сих пор большинство героев того выпуска работает в DataArt».

Елена Федорова: «Помню первую олимпиаду для студентов, которую DataArt провел в Воронежском государственном университете. Тогда с ее помощью мы нашли первых талантливых учащихся IT-факультетов, многие из которых до сих пор работают в DataArt в Воронеже и других городах. Еще интересный момент: кандидаты поначалу боялись приходить к нам на собеседования, потому что мало знали о DataArt, не представляли, чего ждать от компании в будущем. Мы решили организовать день открытых дверей для родственников. Они пришли, посмотрели, где работают их близкие, мамы наших коллег-студентов рассматривали офис, садились на их рабочие места, пили чай и болтали. Получилось очень душевно».

Один из первых митапов Java User Group — сообщества, которое зародилось в воронежском центре разработки DataArt.

Михаил Федоров: «Юля Завилейская нам очень сильно помогала. Учила, как со всеми знакомиться, налаживать связи с образовательными контактами и профессиональными сообществами. Мы учились, и за счет этого довольно быстро заняли в городе заметное место — в Воронеже ни одно событие в сфере IT без нас не обходится».